…Долой преступный фашистский бандитский оккупационный путинский режим!

Кавказ обречен без Джихада (№665)

Во имя Аллаха Милостивого Милосердного!

…они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашего дина, если смогут. А если кто из вас отпадет от вашего дина и умрет неверным, у таких – тщетны их деяния в ближайшей и будущей жизни! Эти – обитатели Огня, они в нем вечно пребывают!

Коран, сура 2 аль-Бакара, айат 217

На Кавказе еще можно видеть людей, считающих себя мусульманами, но вздрагивающих при слове «джихад». Они не знают, что такое джихад, слепо верят российской пропаганде и этим сами себе роют яму, фактически добровольно отдавая себя в руки своего злейшего ненавистника. Мусульман, не испытывающих ужаса перед муджахидами, но с недоверием относящихся к ним по причине стараний тех же российских пропагандистов, остается, к сожалению, много, особенно в западных районах Кавказа.

Россия никогда не несла Кавказу ничего хорошего. Захватническая война 1818 – 1864 гг., приведшая к разорению всех наших земель и исчезновению целых народов, колониальный гнет 1864 – 1917 гг., втягивание кавказцев путем спекуляции их трагедиями, несчастьями и религиозным чувством в войну 1917 – 1921 гг., религиозные преследования 20 – 30-х гг., геноцид ряда кавказских народов в 40-е гг., разрушение национальной культуры и самобытности кавказцев в последующие годы Советской власти, военная экспансия, геноцид чеченцев и новые религиозные преследования с 1994 г. до сегодняшних дней. Мало кто на Кавказе чувствует себя вольготно под российской властью. Пустые обещания счастливой жизни, исходящие от московских властей уже девятнадцать лет, социальная несправедливость и правление «большого кошелька», пьянство и наркомания, разврат и преступность. И беспросветность впереди для всех, кто испытывает еще какие-то надежды дождаться справедливости от российских властей, которые смеются над нашими слезами и болью, поскольку видят в нас только «нерусских чурок». Им доставляет огромное удовольствие наблюдать, как потомки «гордых джигитов» спиваются, унижаются перед жирными имперскими чиновниками, потому что нет работы, с опаской обходят подальше человека в синей форме. Можно ли при всем этом считать Россию своим другом? А если Россия – не друг, тогда можно ли верить тому, что говорят по телевизору и в газетах заправилы ее политики и поющие под их дудку журналисты? Кто в их словах будет изображен самым черным, мерзким и жестоким? Естественно, что тот, кто представляет для них реальную угрозу, кто руководствуется справедливостью и стремится ее установить. А кого российские власти и пропагандисты обливают чернотой больше, чем наших муджахидов?

Профессиональный пропагандист легко представит белое черным, а черное белым. Он пускает в ход все, на что может опереться: невежество народа, выдергивание из речи своего противника нежелательные ему слова и усиленное афиширование того, что ему нужно, фальсификацию и подтасовку фактов и т.д. Например, на антиправительственном митинге в Черкесске у одного местного жителя журналисты телеканала ОРТ взяли интервью, в котором он сказал: «Мне все равно, свои права я буду отстаивать». При подготовке материала к выпуску журналисты вырезали слова «свои права я буду отстаивать», и получилось, что горожанин говорит о происходящих событиях: «Мне все равно». Подобной корректировке подвергается практически любой репортаж на политическую или социальную тему, репортажи из «горячих точек». За это журналисты сохраняют возможность работать на своих местах, ведь все российские информационные агентства, занимающиеся теле- и радиовещанием и печатью, полностью финансируются российским правительством.

Благодаря стараниям такой российской пропаганды у людей складывается мнение о муджахидах если не как о врагах всего человечества, то как о какой-то агрессивной партии, стремящейся установить свою диктатуру, основанную прежде всего на силе. А’узу биЛлах! Где исламское сознание тех мусульман, которые этому верят? Почему они верят словам кафиров, но не утруждают себя попытками хотя бы объективно разобраться, в чем тут дело. Если бы любому из нас какой-нибудь авторитетный человек сказал о его брате, который живет где-то в другом городе или селе, что он занимается криминалом, он налетчик, он дебошир и т.п., любой человек тут же помчался бы в те город или село, чтобы лично установить, правда это или ложь. А Аллах (с.т.) сказал:

Верующие ведь братья…

Коран, сура 49 аль-Худжурат, айат 10

Почему же многие предпочитают на слово верить словам тех, в лживости которых давно уже мало у кого остались сомнения – российских политиканов и журналистов-марионеток?

После войны в Южной Осетии в августе прошлого года по телевизору много раз показали тела мирных жителей Цхинвала, убитых грузинскими войсками. Мол, смотрите все, какие грузины звери. Но почему по российским телеканалам ни разу не были показаны мирные жители, убитые «исламскими террористами», ведь «террористы» – главный враг России, и об этом постоянно твердят сами российские главы? Потому что показывать нечего. «Исламские террористы» мирных людей не убивают.

Старательно раздут по всей российской империи миф о геноциде русского народа в Чечне. Однако геноцид – это физическое уничтожение определенной этнической или религиозной категории лиц или искусственное создание условий, способствующих ее вымиранию, имеющие целью прекращение ее существования как таковой. Между тем в обращении жителей станицы Ассиновской Борису Ельцину 1994 г., где жители просят защитить их от произвола мародеров, к примеру, не упомянуто ни одного случая убийства русского сельчанина. Хотя поступки налетчиков не вызывают ничего, кроме возмущения, со смертельным исходом описан только один эпизод: смерть старой женщины от потрясения после того как грабители побывали в ее доме три раза за один день. А ведь станица Ассиновская в связи с ее неопределенным статусом в то время (не было решено, кто должен осуществлять юрисдикцию над ней – Ичкерия или Ингушетия) была одним из наиболее пострадавших от мародерства русских селений.

Какое отношение к шайкам мародеров, расплодившихся в Чечне после крушения советской власти, могут иметь муджахиды? Те грабители и урки хорошо попили кровь и у чеченцев, и у кумыков – у всех, кто жил тогда в Чечне. Русские просто оказались перед ними наиболее уязвимыми: живущие разобщено, без поддержки родственников, они не смогли дать мародерам должный отпор.

Но и не в этом суть. Грабежи и погромы русских селений в Чечне осуществлялись по замыслу самих руководителей России, к которым эти русские наивно обращались за помощью. Переманив путем подкупа на свою сторону группу наиболее алчных общественных деятелей Чечни – так называемую «антидудаевскую оппозицию», имперское правительство их руками стало раскачивать внутреннюю обстановку в Республике Ичкерия. Российские марионетки начали беспрестанно устраивать митинги, а затем – вооруженные выступления, пытаясь свергнуть президента Джохара Дудаева (шахид, инша Аллах!). Все силы Национальной гвардии и полиции были стянуты на борьбу с их мятежами, отчего практически невозможно было навести элементарный общественный порядок на периферии. Не сумев из-за своей разобщенности оказать сопротивление бесчинствующим мародерам, большинство (но отнюдь не все, как часто можно слышать!) русских сельчан покинуло Чечню, что было разукрашено имперской пропагандой как «геноцид» и использовано как один из поводов для начала агрессии 1994 г. Когда же российские войска вторглись в Чечню, ни о какой «защите» русского населения они не помышляли, и их бомбы и снаряды не разбирали, кого поражать. Спасали же русских жителей из-под огня «защитников» муджахиды.

Русские жили в Чечне и тогда, и во время шариатского правления, и сейчас продолжают жить вопреки утверждениям, что «в Чечне ни одного русского не осталось». Для кого тогда в Джохаре несколько лет назад была построена православная церковь? Одна моя личная знакомая русская женщина вернулась в Чечню осенью 1996 г. – после ухода оккупационных войск.

Следует еще сказать, что именно на тех, кто распространял в Ичкерии националистические идеи, Россия сегодня и опирается на оккупированных территориях Чечни. Отец и сын Кадыровы, братья Ямадаевы – во время отечественной войны в Чечне 1994 – 1996 гг. своим поведением во многом посодействовали созданию российской пропагандой образа «жестокого и алчного чеченского боевика». А те, кто воевал действительно за свою веру и свою родину, кто хотел справедливости, сегодня объявлены имперскими властями «экстремистами», «радикальными исламистами» и т.п. Джихад объявили бывшие офицеры, деятели литературы, журналисты, общественные работники. Россия с самого начала опиралась на всяких любителей легкой наживы вроде Беслана Гантамирова, криминальных авторитетов вроде Руслана Лабазанова и продажных националистов вроде обоих Кадыровых.

Россия упорно пытается навесить на муджахидов ярлык «террористов», используя все – от истеричных воплей по поводу захвата муджахидами заложников, до таких жутких и кровавых дел, как инсценировку террористических актов со взрывами жилых домов, чтобы выдать это за дело рук мусульман. Кстати, вместе с домами, взорванными в 1999 г. в Москве, Волгодонске, Буйнакске, российская охранка попыталась взорвать и жилой дом в Армавире, но по каким-то причинам взрывное устройство, заложенное под газопроводную трубу, не сработало. Неудавшихся исполнителей этого дела имперская власть через некоторое время упрятала за решетку.

Из заложников же муджахиды никого никогда не убивали: российская власть нарочно приказывала штурмовать захваченные муджахидами здания опасными для жизни заложников способами. Понятное дело, слова возмущенных выживших заложников в эфир не выпускали, а гибель заложников списывали на муджахидов. Так, в Буденновске больницу обстреляли из пушек бронетехники, в Беслане при штурме школы с детьми применили огнемет, а в Кизляре и Первомайском российские боевики открыто стреляли в пытающихся перебежать под их защиту заложников на поражение. Не думаю, что прикрываться гражданскими людьми, даже хорошо с ними обращаясь, к лицу тому, кто ведет джихад, однако то, что делали муджахиды, было поступком отчаяния, когда они пытались остановить запущенный Россией кровавый конвейер уничтожения мусульман десятками тысяч. Вообще, случаи захвата муджахидами заложников из гражданских лиц можно пересчитать по пальцам. Это – суровые реалии любой войны, и по поступкам отдельных лиц не судят о войне в целом. Сегодня муджахиды эту тактику не применяют, поскольку Россия ясно показала, что жизнь человека в ней ничего не стоит. Зато удивителен по степени благородства поступок командования муджахидов Ингушского сектора Кавказского фронта, обещавшего компенсацию раненому при попытке проехать без остановки на своем автомобиле через мобильный блокпост сельскому жителю. В любой фронтовой полосе по любому автомобилю, который не останавливается по требованию охраняющих блокпост, должен открываться огонь, и никакой компенсации нарушителям обычно не назначается.

Многих пугает то, что в Чечне мусульмане, особенно женщины, желая нанести урон российским войскам, часто подрывали сами себя среди противника. Тем, кто не знает, что учинила Россия в Чечне, это кажется свидетельством какого-то «фанатизма», и эти люди бояться, что муджахиды им принесут нечто подобное. На самом деле самоподрывы – это попытки людей, не знакомых с военным делом (поэтому чаще всего их осуществляли наши сестры), нанести урон врагу, от рук которого каждую неделю погибало несколько сотен мусульман.

Утверждения же, что Джихад – это будто бы чья-то «подтасовка», «провокация», не имеют под собой никаких оснований. Так полагают люди, забывающие о том, что народы Кавказа, несмотря на советское прошлое, все же являются мусульманами. Война в Чечне 1994 – 1996 гг. еще не имела глубокой религиозной окраски. Это было прежде всего сопротивление угнетенной нации очередной агрессии со стороны российской империи. У России были очень веские причины напасть на Чечню в 1994 г.: со времени вооруженного противостояния чеченских повстанцев и Советской власти 30 – 60-х гг. прошло менее тридцати лет, было множество людей, живо помнящих геноцид 1944 г. Когда Россия вступила в полосу экономической и социальной разрухи после крушения советской империи, чеченцы наиболее решительно устремились к независимости. Испугавшись, что за ними последуют остальные народы Кавказа, и самые уязвимые – южные, ее рубежи окажутся обнажены, Россия выдумала все мыслимые и немыслимые поводы, чтобы всю оставшуюся у нее военную силу обрушить на Чечню. На этой войне стало понятно, что законы Тагута (международное право, женевские конвенции и прочие светские законы) не спасут чеченцев, а спасти могут только законы Аллаха. Международные политические организации фактически ничего не сделали, чтобы остановить геноцид, зато сколько мусульман-добровольцев со всего мира поспешили на помощь своим кавказским братьям. Мусульмане же других областей Кавказа на волне возрождения традиций старины в большом количестве уезжали в 90-е гг. на учебу в лучших исламских университетах мира, возвращаясь, вели призыв к Исламу среди своего народа. Ислам по Кавказу возрождался, и мусульмане не могли оставаться равнодушными к судьбе своих братьев в Чечне, стали оказывать поддержку, присоединяться к муджахидам Чечни. Поэтому Россия обрушила преследования на всех, кто ищет исламских знаний. Что еще остается делать мусульманам, если не обороняться? О том, что Джихад на Кавказе не может быть чьими-то интригами, ясно свидетельствует стихийность его возникновения. В своей борьбе мусульмане Кавказа объединились не сразу, вследствие этого понесли сначала большие потери. Только в декабре 2007 г. был провозглашен единый Имарат Кавказ. Зато теперь мы наносим тяжелые удары по российской оккупации по всему пространству от Карачая до Дагестана. Идеологический потенциал России в борьбе против нас исчерпан, и это характерно выражается в том, что российские СМИ теперь просто молчат о военных действиях на Кавказе, будто их и нет.

Сегодня Россия впервые по-настоящему испугалась Кавказа. Противостояния с единым Кавказом ей ни за что не выдержать. А если бы Аллах (с.т.) не приказал мусульманам Кавказа единым фронтом выступить на джихад против российского зульма, Кавказ был бы обречен на гибель. Россия не делит кавказцев на народы: все кавказские мусульмане для нее – сорный, опасный элемент. С декабря 1994 г. Россия убила свыше 250 тыс. мирных мусульман Чечни. Это в сто раз меньше потерь СССР – как мирных, так и военных, во Второй Мировой войне. Но Чечня по площади территории и населению в несколько сотен раз меньше территории, оккупированной в годы Второй Мировой войны германской армией. То есть, российские каратели в Чечне истребили в пропорции в несколько раз больше людей, чем германские нацисты, о кровожадности которых знает весь мир, в самой России. Если бы Аллах (с.т.) дал им победу над Чечней, несомненно, очень скоро они также расправились бы и с другими мусульманскими народами Кавказа – как в 1862 – 1864 гг. с адыгами Западного Кавказа. Но Аллах (с.т.) по Своей милости к верующим разбил их убийственную мощь о чеченские горы и указал на правильный путь всем мусульманам Кавказа.

Муджахиды – единственная политическая сила, которая может спасти Кавказ от притязаний России и других кафирских стран. С нами Аллах, и Кавказ – земля мусульманская. Только муджахидам Аллах (с.т.) дал возможность установить справедливость – и в этом назидание для всех, кто живет на кавказской земле.

Джамиль Шаньморт
Отдел писем
ИА “ХУНАФА”

СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 10.48.3 (PHP 8.3.4)